Что вижу - о том пою (aragont) wrote,
Что вижу - о том пою
aragont

Categories:

Гости на ночь

Гуляя по разным домам-музеям XVIII-XIX веков (и ещё по Зимнему дворцу), я неоднократно задумывался: А как же баре жили в этих анфиладах?

Почти все комнаты в подобных строениях являются проходными и таблички - вот это кабинет, а это спальня - как-то противоречат открытым дверям слева и справа.

Сегодня до меня дошла простая мысль: при отсутствии электрического освещения нельзя было сделать внутренний коридор, который бы соединял комнаты, как это сделано в современных квартирах. Точнее, сделать его было можно, но шарашиться по нему в темноте было бы не очень удобно. Поэтому вдоль двух длинных стен дома и шли два ряда проходных комнат, которые одновременно были и комнатами и коридорами.

Интересно, что к пониманию этой особенности архитектуры меня подтолкнул томик "Евгения Онегина", подобранный пару недель назад на помойке (1949 год, хорошая бумага и отличный шрифт). В нём я наткнулся на строчки:

И бесконечный котильон
Ее томил, как тяжкий сон.
Но кончен он. Идут за ужин.
Постели стелют; для гостей
Ночлег отводят от сеней
До самой девичьи. Всем нужен
Покойный сон. Онегин мой
Один уехал спать домой

Я сразу себе представил ту музейную усадьбу и череду комнат, которую застилают тюфяками и перинами, не особо заботясь о приватности.

Поискав в интернете комментарии к "Евгению Онегину" я нашёл пару живописных подтверждений к сложившемуся образу.

У Ю. Лотмана:

Ср.: «После ужина все помещения в доме: и гостиная, и зала, не говоря о внутренних комнатах, устилались перинами, и гости ложились вповалку» (Селиванов. С. 127).

У В. Набокова ещё колоритнее:

Ср.: Роберт Лайелл, «Нравы русских и подробная история Москвы» (Лондон, 1823), с. LIII–LIV, LVII:

«Мадам [Полторацкая], мать джентльмена, которого я сопровождал, устраивала „fête“ <„торжество“>… в воскресенье, следующее за нашим прибытием в это поместье [Грузино, возле Торжка]. То и дело в течение всей субботы прибывали экипажи со знатными гостями… Хотя дом мадам [Полторацкой] был внушительных размеров, я удивлялся, где все эти гости, примерно пятьдесят особ, найдут себе комнаты для ночлега… Вечерними развлечениями были беседа и карты, и в 11 часов сервировали изысканный ужин, по завершении которого мое внимание привлекло зрелище суматохи и последовавшего беспорядка. Столовая, гостиная, зал, все подходящие помещения, в которых мы провели вечер, были превращены в спальни… Количество кроватей… [оказалось] недостаточным… множество постелей было немедленно устроено на полу, некоторые на креслах…

На следующий день я посетил „с утренним визитом около одиннадцати часов“, один из домов, где разместились несколько знакомых мне мужчин… Зал и гостиная превратились буквально в казармы: софы, диваны и кресла были сдвинуты вместе и покрыты постелями — а их утомленные или ленивые обитатели… полдесятка дворян… [в одном таком пристанище], завернувшись в роскошные шелковые длинные ночные рубахи, лежали или сидели в кроватях, пили кофе, чай или курили табак в атмосфере зловония и в окружении ночных горшков и неопрятного тряпья, образуя необычайно пестрое сообщество».

Ну и ещё про мужчин и женщин из основного текста:

Все успокоилось: в гостиной
Храпит тяжелый Пустяков
С своей тяжелой половиной.
Гвоздин, Буянов, Петушков
И Флянов, не совсем здоровый,
На стульях улеглись в столовой,
А на полу мосье Трике,
В фуфайке, в старом колпаке.
Девицы в комнатах Татьяны
И Ольги все объяты сном.
Одна, печальна под окном
Озарена лучом Дианы,
Татьяна бедная не спит
И в поле темное глядит.

Я не уверен в слове "девичья" из предыдущей строфы, но, похоже, что девушкам отводилась спальня в самой дальней (не проходной) комнате.
Tags: книги
Subscribe

  • Некарательная психиатрия

    Раз в несколько лет меня, как преподавателя, отправляют на освидетельствование у психиатра, а в последний раз дополнительно отправили на…

  • О победителях и побеждённых

    На канале Discovery идёт передача про самодеятельных историков, которые занимаются исследованием остатков укреплений Второй мировой войны. Ведущий:…

  • Наглядные расстояния

    В старших классах школы я жил с родителями на углу Свердлова и Быкова (нынче ул. Братьев Быковых, Екатеринбург). Как-то, на выходе из двора, отец…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments